Category: общество

э, митинг

Раньше уже бывало и такое и такому подобное. Бывало даже, шо корова в космоЗоо летала, в гордом звании -- склис на выпасе. Вспоминаю тот час, как сей час. Как наяву, блина, практически, еженощно. Посредь тьмы, неединожды чую себя ин блюм. Порою до геморроя. Не пойму, то ли снится, курва, этот смелс лайк тин спирит, то ли спирт был лишним? Шобонсдох, блять, минуя сией чашей отроков моих и ещё одной пиздатой женщины. Да расширит Баал Зебуб жопу, тому кто решился сознание несуживать. Мда-а-а, время было лихое, но интересное, как самоучитель по гитаре товарища Вещицкого. Арфы нет, возьмите в бубен, с вещичками на выходе.

Эх, молодасть, молонедасть. Деревья тогда были нахуй ненужны, строго кущи. Буй лежал так, будто он Одессу основал, морем поколено. Иногда аж сподни трещали, там де жолтеньким вперёд. И на трамвайчике 7 остановочек, в Аркадию, там тихо втыкается. Вообще, шоб вы понималим -- доллар по 1,80. Колбаса, как лучший подарок на юбилей -- 2 по 20. Лично у наших -- кругом кучи энергий, в беспробудной безвекторности. Метла задорного клёша, среди голой пристани. Горы усилий, шоб родный папка помог в слабостях. Пить, или не бить -- отчим, вот, прост. И даже вообще, когда рядом стоящая, тебе не очень близкая. Когда с детства, не просто мама с тобой, а мать. Шо, согласитесь, звучит мега-гордо. Она тебе не сися, и даже не сиська, а шоб подачу тебе, но светом. Штоб учить уму-разуму, на максималках. И штоб ничево тебе не должна, а создана для плотской любви сугубо знакомыми дядями, с бывшей папиной работы. И тут ты, со своим мировосприятием. Несосотоявшаяся личина, среди всего этого альтерпидарасизма, Как вылупленный Яныком страусёнок, инспектирующий кур несушек. Как навечно залуплённый донбасёнок, среди Луганщины.

Collapse )

цак в нос и трижды ку

-- Мама, Ви шо, оп'ять запратали мои браслетики, где они мине, таки, напоминали наизусть о матросах, за которых я иначе не могу помнить перэд людями, шо они моряки?

-- Ой, Вэй, Вова, сыночка моя ты золотая. Моя ты вкусная зайка. Шо я тебе имею за сказать. Какое нещастье я имела тогда, когда прэкратила твоему папе открывать мине глазами за твоё поведение. Ещо не успела крышка той пианины, как следует захлопать по ладошам, или шо там у тебя на клавишах, а твой папа уже сказал. Да, шо ты мине смотришь, как ягненок на Абрама? Твой папа, таки, иногда крэпко не молчал. Он иногда сказал так, шоб слышали все слушатели, которые за твой талант над музыкой штрыкнули галочкой: "Риммочка, или я не имел врэмья, шоб плохо воспитать своего рэбьёнка? Или тогда крышка рояля упало нашему сыну -- не на тую головку, шо нужно?". И даже чють-чють заплакал крупной слезой с длинного носу. И он, таки, был прав, твой папа, когда поднимал вопрос за тебья, сыночка. Шоб ты мине был здоров, немножэчко больше, чем он и вместевзятая я.

Collapse )
Так шо...

заебца

Ну шо, нытики? Зеленухи -- 202 штыка. Ведмедчюк -- столько-то. Потом Петро -- 10%>. Юля около -- 8%.

И теперь прагрисивнаму криварошцу -- или с Ведмедыком договариваться, или с Юлием. Нови облыччя -- всьо такое. А с Петром вообще зашквар.

Collapse )

Так шо...

крах инженера харина

В ФБ забанили, ЖЖ тупит, Твиттер по размеру маловат, а для Инстаграма слишком уродлив. ОК и ВК папередники убили. В ю-тюбе Веталик Игнатюк, где он еле выжэвает на Мальдивах.

Collapse )

бережно взращивая фашизм

Вспоминая свою барыжью молодость, как-то случайно сакцентировался на одном интересном случае. Трудился я тогда в одной рекламной газетёнке. Название оффсета -- сохраню для военной тайны, в связи с политикой русскоязычного Life Journal, по отношению к информации на правах рекламы.

Скажу одно, издание посолиднее чем "Кiва на лондоні". На заре своего жизненного пути из чумаків по сіль, в лидеры продаж йодированного хлорида натрия на территории современного Крыма -- я продавал физ.лицам заметки об ихнем пропавшем мальчике, а юр.лицам рекламные блочки, со спичечный коробок и глубже.


Collapse )


председатель

покаяния.net

Хуже всего в россиянах -- не имперскость, не культ власти, не наплевательское отношение к ближнему и даже не невежество. Худшее их качество, это трусость и как следствие -- полное отсутствие механизма покаяния. Чувство вины есть, совесть даже проглядывается, но выхода этой вине нет. Есть малодушие и нежелание -- познать себя таким, какой есть и признать ошибку. Есть убаюкиванье совести заговорами и аутотренингами. Есть самообман.
Collapse )

[Spoiler (click to open)]Collapse )

У укропов в блогах всё иначе. У нас есть всё: злость, радость, гнев, тонны юмора. Единственного, чего вы не найдёте на наших теренах -- это бессилие. Наоборот, каждый украинец точно знает -- что делать, когда и каким образом. Немногие знают кто именно будет делать, но зато как и кудою -- каждый. А вот тоски у нас нет. Есть азарт, кураж, танец. Наблюдая за украинцами и россиянами -- я сформировал для себя главное отличие между нами. Мы -- живые, они -- мертвы.

Бывает, что в посте украинца мелькнёт печаль, особенно когда речь идёт об Украине (как абстракции) -- печаль не за себя, не за хатку скраю, а именно за Батькову землю. Или когда речь о погибших пацанах. Но эта печаль иная, она очищающая, созидающая, что ли.
Это зрелое чувство, когда винишь себя, и возвеличиваешь абстрактных героев, саму Украину. Бытиё осознается украинцами через покаяние, через ощущение собственного эгоизма.

Много раз наблюдал, как украинца ставит в тупик издёвка от россиянина: "а ты чё не в АТО?" Этот вопрос и меня не раз загонял в тупик. Действительно, а чё? Первый порыв, тоже начать изворачиваться, врать про плоскостопие. Но это желание сразу пропадает, как только в мыслях возникает Украина. Ты понимаешь -- эта мелкая и низменная ложь, предательство по отношению к ней. И собравшись с духом отвечаешь рязанскому витязю:

-- Потому что слаб. Потому что дочь. Потому что, в принципе, не служивый и хлопот от меня будет больше, чем цимеса.

И отвечая так, ты вдруг понимаешь, что ты не слаб. Что ты не трус, хотя именно это слово клеймом обжигало мозг. Что ты обычный человек, и что герои там. И что героизм, это не рэмба, выпускающий нескончаемые стрелы с гранатами вместо острия. А что это адский труд, неимоверные лишения, нечеловеческая боль. Что война -- это кровь, сопли и пот. Смешавшиеся мозги врагов и друзей, на лобовом стекле КрАЗа.

Украинцы наделяют себя обыденными и мещанскими качествами и их грусть читается за маск.халатом убойного юмора. Украинцы не стесняются быть обычными. А вот Украина в их мыслях -- приобретает мистический, экзистенциальный образ. Вопреки расхожему мнению, украинцы чувствуют себя всесильными -- именно в коллективе единомышленников. По одиночке мы сильны именно в "хата скраю", чего особенно не хватает россиянам. А Украина -- наше общее дело. И, думаю, это качество в нас новоприобретенное. Оно ещё пока молодое и хрупкое, но нам удалось сделать рывок к доверию ближним. Доверие, вот что означают западные ценности. А богатство, успех, слава -- всего лишь производные от доверия.

У россиян иначе. У них в блогах -- постоянные распри, даже между друг другом. Ажно забанив всех украинцев и общаясь сугубо между собой -- им необходимо на кого-то сбросить груз вины. От этого у них постоянные споры -- кто виноват, совок или империя, Ельцин или Горбачов, путен или сурков. И чёрная, иссушающая душу ТОСКА.
Россияне, идут иным путём. Они наделяют себя фантастическими качествами, при этом смотря на россию, на саму землю -- с презрением. Россия для них, это сосули из мочи, ржавые корабли и сортиры во дворах, это просто территория. А вот россияне -- это, прежде всего невиданные богатыри, чудо-витязи, богоизбранный народ Которому нипочем ни стужа, ни золотой дождь. И во главе суперлюдей, стоит мудрый и всесильный супервождь.
Система довольно стройная, за исключением одного пункта. И этот пункт есть слабым звеном, который рушит змейку из домино, вот уже который раз в истории россии. Миф -- всё величие россиян основано на легендах и былинах. По одиночке, россияне инертны, слабы и растеряны. В отличии от украинца, который ищет поддержку в обществе -- россияне не доверяют никому. И вот тут и приходит понимание их естества. Они не доверяют, прежде всего себе. Не верят они ни в путена, ни в армию, ни тем более, в людей русских. Они оценивают мир -- по себе. Они как компания подростков, которые в кино, смотря боевик -- фантазируют себя суперменами. А идя по скверу после сеанса, настолько увлекаются игрой в бэтменов, что местная шпана -- тупо, застает их врасплох и они молча отдают шпане и кошелёк и мобилку. Все геройство остаётся в фантазиях, душу опять заполняет тоска и подростки расходятся по домам, понурив голову.

Укропы иные. Мы -- отчаянные. Украинец постоянно унижает себя в мыслях, внутренне сомневается в своих геройских качествах. А потом,неожиданно для самого себя, в окружении шпаны -- даёт заводиле в нос, чем повергает гоп-компашку в бегство. Всё-таки хорошо, что мы южане и жажда жизни в нас больше, чем поиск смысла.

Украинцы не россияне, потому что не застыли, потому что живые. Мы меняемся, приобретаем новые качества, теряем ненужные анахронизмы. И все это возможно благодаря покаянию: признанию, осмыслению и исправлению ошибок прошлого. Мы -- у нас впереди, в наших детях и внуках. Они -- у себя позади, в дедах и ветеранах.

Россияне лишили себя движения вперёд, застыли в пафосной позе. Потому что отбросили покаяние. Потому что винят, лишь несовершенных, а они полубоги, они титаны. Потому что вознесли себя на вершину, а на вершине не бывает ошибок. Потому что им некуда больше стремиться. Потому что они уже в конце пути. Потому что они пришли. Поэтому приговорены снова и снова повторять одну и ту же ошибку.

И это хорошо. Нам, обычным людям, будет вдвойне интересно наблюдать -- как умирают титаны.

Адвокат дьявола

Герой Аль Пачино, в фильме "Адвокат дьявола", изрекает интересный тезис: "определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие – это естественный наркотик."
Напомню, что по сюжету, это слова дьявола. Сатана, использовал тщеславие как самый последний крючок, когда не сработала ни власть, ни деньги.

Collapse )

ОДУВАНЧИКИ ВОЛОДИ

Единственной слабостью несгибаемого в детстве, были одуванцы. Володе нравилось само название—словно поющее ОДУ ВАНЕ. Володя любил насобирать одуванчиков и изображая мощный Борей—дуть на них. Также льстило самолюбию, осознание себя сеятелем одуванного мира. Каждое лето, газончик питерского дворика—разрастался одуванчиками. Благодаря галерному труду Володи, их становилось всё больше и больше. Вместе с развитием плантации одуванчиков, развивались и лёгкие Володи.



Мама каждое лето ругала Володю, за одуванные катышки в одежде, когда Володя приходил помочь ей по работе. Она работала дворником и одуванчики сидели у неё в печонках:
-Посмотри на других детей, --орала мать.
-Рогозин, вон, в авиамодельном, Лавров, однокашник твой, все на ипподроме трётся, Димка Ведмедев в фотокружке. Кто велосипеды чинит, кто ломает,а ты? Только одуванная вата в голове, что из тебя вырастет?--и шлепала рабочей метлой его по попке.
-Ну зачем тебе эти одуванчики?—увещевала мать,--Займись делом, вон немецкий учи, что ли?

На что Володя, только загадочно улыбался, беря с полки учебник по немецкому.

Уже тогда он понял, что рождён повелителем ваты. Главное, насеять одуванцев побольше, дождаться созревания мягкой ваты и делай с ней что хочешь. Хочешь в тампоны катай, хочешь десант высаживай, хочешь себе в перину набивай (мягче и податливей материала не найти). Благодаря одуванной вате, мать часами мела двор, что позволяло Володе безнаказанно предаваться мечтам.

Вот он дует одуванчиком на юго-запад и его вежливый десант высаживается на угольную кучу во дворе. Вот он СКРЕПляет одуванчики в пушистый веночек и кладет этот невесомый нимб, себе на голову. Вот он создает пушистое облако из ваты, прячась за ними от возвращающегося с работы, близорукого отца. Вот он прячется за спинами молодого одуванного ряда, от матери. В конце концов, всегда можно отказаться от своих действий и заявить, что это ветер рассеял парашюты одуванчиков.
Когда мать заставляла убрать за собой двор, Володя не пользовался метлой, он просто чиркал спичкой и жёг своих недавних десантников, представляя как они орут от боли. Еще, Володя любил поймать соседскую белокурую девочку (мама которой говорила на картошку—бульба) посулить ей конфетку и когда она откроет рот—задуть ей туда одуванной ваты. Девочка отплёвывалась и плакала, а Володя успокаивал её словами, что завтра принесет ей пряник. Он знал, что завтра девочка опять захочет конфетку и фокус повторится.

Только одно омрачало радость Володи. Сосед, дядя Остап, который смешно говорил ТЮ перед каждой фразой, высадил на его полянке укроп и этот сорняк начал вытеснять белую одуванную вату с исконно-володиной полянки. Он говорила маленькому Володе—что одуванчики ненужное растение, почему-то называя их кульбабками.

-Кульбабки, так кульбабки,--отвечал Володя затаив обиду, дипломатично приветсвуя старушек у парадной.
-Какой славный мальчик,--говорили КУЛЬтурные БАБКИ,--Не то, что это быдло, Остап?

Так Володя понял, что старушки помогут ему в распространении его ватно-одуванного мира. Проходя мимо их лавочки, он всегда обещал помочь им по хозяйству. Когда же они просили его сбегать в магазин за квасом, он (ссылаясь на срочный сбор макулатуры)—вежливо отказывал, чем еще больше располагал к себе бабушек:

-Такой занятой мальчик, а еще и помощник,--говорили они и давали ему свои пятаки на трамвайчик.

И Володя весело бежал к своим одуванцам.