Category: еда

наши в тылу врага

Счяс, такой, выкладываю на витрину мясы. Смотрю, женщина стоит, бальзаковского возраста, а с ней две девушки, видать дочки матери, потому шо похожые на папу. Женщина, внезапно:

-- А можна мне сало?
-- Я откуда знаю, можна ли Вам сало? Спросите у своего диетолога.
-- Молодой человек, мне не до шуточек. Я четыре года в Крыму безвылазно. Если бы Вы знали, каким дерьмом у нас людей кормят. Из хорошего - только передачи по телеку, как хохлы голодают.

И вдруг переходит на мову:

-- Синку, дай будь ласка гарний кусок сальца.

Я ей за такое откровение генеральское крыжком пробил:

-- Смачного, дівчата.

Молоденькие в унісон:

-- Дякуємо.



Collapse )

блаженны нищие духом, ибо намажут батон на хлеб

Ничего не ново под луной. Технологии этой уже, как минимум, пару тысяч лет. Время от времени, к нам приходит псевдомессия, откровенно ненавидящий учёных, книжников и прочих фарисеев. Ненавидящий не за какие-то пригрешения, а просто за то, что сам невчёный. Потому что фарисей переводится, как чистый, чистый и в помыслах и в делах. А наш мошиах -- наоборот, грязный и в шортиках со сбитыми коленками.
Collapse )

Но закончит он также, сами бараны и разопнут горемыку. И хотелось бы, чтоб чем пораньше, ибо поздно никогда не будет. Уж слишком слаб нынче нео Византий, чтоб замесить из этого дерьма новую религию для наших, родных баранов.

Так шо...


жыл-был пёс

А немцы молодца оказались, парняги, что называется в фокусе. Сеть сегодня порвали, однозначно))).

Видимо всё же посмотрели украинский народный мультик "Жил-был пёс". В мультике местный путен тоже всё порывался спасать русскоязычных грудничков и позволял друзьям амбары государевы грабить. А также шёл на сделки со всякими сомнительными тамбовскими волками.

Если кацапы сейчас за пса ещё и немцев фашистами обзовут -- я закричу с балкона на весь Борщ: "ШО, ОПЯТЬ?".

Эх, кацапы, кацапы -- гнать вам эту сабаку дикую нужно насрачниками, а вы его под свадебный стол впустили, дегенераты, Шарикова своего. Берегите своего президента от Панина, бо тот его обязательно выебет теперь. Теперь ваша Моська для Панина -- как сабака на Сене:

[Spoiler (click to open)]


Стален затарился попкорном:
Глядит как точат серп и молот,
Как их из пламенного горна
Бросают в леденящий холод.

И в этой пытке,
И в этой пытке,
И в этой пытке многократной
Рождается Лавров буланый.

Вот как и Вовиное сердце:
Воспламеняют нежным взглядом,
Но стоит сердцу разгореться
Надменным остужают хладом.

Сгорит ли он,
Сгорит ли он,
Сгорит ли он в горниле страсти
Иль надают ему на пасть?




Collapse )

ОДУВАНЧИКИ ВОЛОДИ

Единственной слабостью несгибаемого в детстве, были одуванцы. Володе нравилось само название—словно поющее ОДУ ВАНЕ. Володя любил насобирать одуванчиков и изображая мощный Борей—дуть на них. Также льстило самолюбию, осознание себя сеятелем одуванного мира. Каждое лето, газончик питерского дворика—разрастался одуванчиками. Благодаря галерному труду Володи, их становилось всё больше и больше. Вместе с развитием плантации одуванчиков, развивались и лёгкие Володи.



Мама каждое лето ругала Володю, за одуванные катышки в одежде, когда Володя приходил помочь ей по работе. Она работала дворником и одуванчики сидели у неё в печонках:
-Посмотри на других детей, --орала мать.
-Рогозин, вон, в авиамодельном, Лавров, однокашник твой, все на ипподроме трётся, Димка Ведмедев в фотокружке. Кто велосипеды чинит, кто ломает,а ты? Только одуванная вата в голове, что из тебя вырастет?--и шлепала рабочей метлой его по попке.
-Ну зачем тебе эти одуванчики?—увещевала мать,--Займись делом, вон немецкий учи, что ли?

На что Володя, только загадочно улыбался, беря с полки учебник по немецкому.

Уже тогда он понял, что рождён повелителем ваты. Главное, насеять одуванцев побольше, дождаться созревания мягкой ваты и делай с ней что хочешь. Хочешь в тампоны катай, хочешь десант высаживай, хочешь себе в перину набивай (мягче и податливей материала не найти). Благодаря одуванной вате, мать часами мела двор, что позволяло Володе безнаказанно предаваться мечтам.

Вот он дует одуванчиком на юго-запад и его вежливый десант высаживается на угольную кучу во дворе. Вот он СКРЕПляет одуванчики в пушистый веночек и кладет этот невесомый нимб, себе на голову. Вот он создает пушистое облако из ваты, прячась за ними от возвращающегося с работы, близорукого отца. Вот он прячется за спинами молодого одуванного ряда, от матери. В конце концов, всегда можно отказаться от своих действий и заявить, что это ветер рассеял парашюты одуванчиков.
Когда мать заставляла убрать за собой двор, Володя не пользовался метлой, он просто чиркал спичкой и жёг своих недавних десантников, представляя как они орут от боли. Еще, Володя любил поймать соседскую белокурую девочку (мама которой говорила на картошку—бульба) посулить ей конфетку и когда она откроет рот—задуть ей туда одуванной ваты. Девочка отплёвывалась и плакала, а Володя успокаивал её словами, что завтра принесет ей пряник. Он знал, что завтра девочка опять захочет конфетку и фокус повторится.

Только одно омрачало радость Володи. Сосед, дядя Остап, который смешно говорил ТЮ перед каждой фразой, высадил на его полянке укроп и этот сорняк начал вытеснять белую одуванную вату с исконно-володиной полянки. Он говорила маленькому Володе—что одуванчики ненужное растение, почему-то называя их кульбабками.

-Кульбабки, так кульбабки,--отвечал Володя затаив обиду, дипломатично приветсвуя старушек у парадной.
-Какой славный мальчик,--говорили КУЛЬтурные БАБКИ,--Не то, что это быдло, Остап?

Так Володя понял, что старушки помогут ему в распространении его ватно-одуванного мира. Проходя мимо их лавочки, он всегда обещал помочь им по хозяйству. Когда же они просили его сбегать в магазин за квасом, он (ссылаясь на срочный сбор макулатуры)—вежливо отказывал, чем еще больше располагал к себе бабушек:

-Такой занятой мальчик, а еще и помощник,--говорили они и давали ему свои пятаки на трамвайчик.

И Володя весело бежал к своим одуванцам.