kym_garbyz (kym_garbyz) wrote,
kym_garbyz
kym_garbyz

Categories:

бережно взращивая фашизм

Вспоминая свою барыжью молодость, как-то случайно сакцентировался на одном интересном случае. Трудился я тогда в одной рекламной газетёнке. Название оффсета -- сохраню для военной тайны, в связи с политикой русскоязычного Life Journal, по отношению к информации на правах рекламы.

Скажу одно, издание посолиднее чем "Кiва на лондоні". На заре своего жизненного пути из чумаків по сіль, в лидеры продаж йодированного хлорида натрия на территории современного Крыма -- я продавал физ.лицам заметки об ихнем пропавшем мальчике, а юр.лицам рекламные блочки, со спичечный коробок и глубже.




Например, долго рекламировал одного постоянного клаента из развесёлой сферы услуг братьев Безенчуков и К°. Слоган даже нео Безенчукам презентовал. Целую презентацию у них в офисе оформил на фоне крестов, со слайдами, среди ихних венков от коллег и траурных шипов бумажных роз.

Чё-то там такое было, если не ошибнусь -- Приведи к нам трёх соседей и получи обивку своего ковчега скорби -- алым кумачом, совершенно бесплатно. Позволь себе оттенить свой деревянный макинтош -- цветом родного резус-фактора. Будь первым положительным -- удача любит смелых. Усопни эксклюзивно -- не упусти свой последний шанс в жизни!.
Короче, в ассортименте.

Ну, и другим производителям, с трёхбуквенными матюками на мокрой -- тоже промо организовывал. Всяким там ООО, АОзТ, ЗАО, ОАО, ПАТ и ЗАТ, а особенно ФОП -- я завсегда давал максимальную скидку на свои услуги, предварительно прибавив эти 5% к прайсу. Хуле, корпоративный клиент, он особого подхода требует.

Перед самыми несговорчивыми и алчными рекламодателями, я устраивал пантомиму. Спектакль со сценарием: Пауль Морозофф требует у собственного безбожно кулачествующего отца -- хлеба для сирот Поволжья.

Я небрежно наносил на себя грим непримиримости с потерей клиента. А на брыкающегося заказчика тщательно накладывал смирительные румяна лоха. С самым заговорщицким видом, внезапно понизив децибеллы переговоров до доверительного бормотания, я обреченно вздыхал и говорил сакральное:

-- Что ж, придётся идти к шефу на поклон и просить для Вас дополнительных 2% скидки. И хоть лично я при 7% скидке ничего не заработаю -- клиент важнее. Может Вы меня посоветуете конкурентам, в конце концов, как истинного профессианалога паблик рилейшнз технологий. Банально, но больше всего, рекламщик нуждается в рекламе.

Тут следовало нарочитое, троекратное: ха-ха-ха. Мол, верится, естесственно, в такой шаг навстречу от клиента -- с трудом. Но я всё же верю в лучшее и готов заморочиться с рекламным макетом задаром, ради дружбы с заказчиком. А также для, только мне одному понятного -- альтруизма потерпевшего профи. Вроде как, искусство, ради самого искусства. В этом был некий драматизм спартанца и обречённая трагедия Гноя Помпея.

Далее, я начинал удобрять уши лоха -- благозвучными для его ущербного эго, приторно-сладкими лашпортами лести, аж пока у него срака не слипнется со стулом. Я мастерски входил в образ испанского дворника, идальго в третьем поколении второй смены и великодушно посвящал собеседника в тайны мадридского двора:

-- Конечно рисково, шеф сегодня не в духе, чего-то семейное у него, слышал как он с супругой по телефону ругался. Подозреваю, что он сейчас склонен отказать в дополнительной скидке. Но рискнуть стоит, я у него на хорошем счету и он должен прислушаться к моим железобетонным доводам.

Посредством этой нехитрой манипуляции, заказчик с удовольствием вступал в игру. Он внезапно начинал чувствовать, что крайне заинтересован в получении доп.скидки. Она, вдруг, становилась для него необходима, как воздух на сероводородной Маскве. И он робко верил, что я его не подведу. Что ему чертовски повезло со мной: альтруист, профи, приближенный к Самому -- ну какой босс такому откажет?

Косвенно, сам того не подозревая, клиент начинал крайне нуждаться и в самой рекламе, хотя ещё полчаса назад он и слышать не хотел ни о каком промо. Интересовало, максимум, объявление в рубрике "Сделай сам" -- продам гробы из неструганной сосновой доски, в хорошие руки безвременно усопших. И телефон Нокия 3310 в конце, для коммерческой связи с бухгалтершей Клавдией Соломоновной Дебекребедблюм.

Но я бил наповал. Эго и жадность -- ничего лишнего. Чистый, барыжый яд моего глубинного торгаша, бил исключительно в яблочко. И вот, я уже делю в уме заработанное, заочно празднуя сделку грузинской чачей. Я этому лоху вай шью и шью не по-детски.

Потом я вставал, и не дожидаясь согласия, направлялся в курилку, где выкуривал подряд две сиги. Помыв руки и освежив дыхание ароматом удачи от Врыглис Сперминта, я возвращался "от шефа" с сияющей победной улыбкой на губах, сжимая от счастья кулачки и всем своим видом семафоря -- свершилось предначертанное свыше. Великое таинство продажи, вакханалия купца, мистерия возврата НДС:

-- Ффух, еле дал этих два несчастных процента. Нам повезло, когда я уже отчаялся, снова позвонила его жена и я взял его за горло. Он вынужден был от меня избавиться. Так что подмахнул шеф скидку, не переживайте Вы так. Удача на нашей стороне. Хотя и с досадой, нехотя подписал (снова нарочитое, троекратное ха-ха-ха), чтоб чисто избавиться от свидетеля неприятного разговора с супругой. Вечером, отчитывать меня начнёт, сто процентов даю(ха-ха-ха), за чрезмерные уступки клиентуре. Ну ничего, это уже мои траблы. Главное, что Вы три месяца на титульном листе будете, на самом козырном месте -- левее логотипа. Подпишите вот здесь, и вот тут. А вот тут, ниже, шлёпните свою мокрую. Макет я Вам сброшу на мыло, до завтрашнего вечера. Нужно будет заехать в Ваш розарий ещё раз, подпишете одобрямс на макет. Поздравляю с выгодной сделкой, с Вас шестьсот шестьдесят шесть гривен. Скидка аж 42 гривны. Нет, только наличные, извините, но у нас дизайнер со стороны, за нал работает. Так шо...

И вот из вертушки проходной -- выпархивает самый счастливый гробовщик во всем мире. Он бизнесмен, которому благоволит удача, он баловень судьбы. У него сегодня отличный день. Он будет вспоминать этот день, самообслуживаясь, на собственном смертном одре --как один из лучших дней своей мрачной от непрерывных панихид жизни. А всё оттого, что продаётся не товар, а отличное настроение. Зарубите себе этот постулат оптовой торговли в розницу, как дважды два черты рыл, дорогие мои начинающие коллеги, из вайшьей касты и простые мамоновцы по призванию.

Это уже потом, когда лох упорхнул, ты, своими потными от жадности ладохами -- начинаешь слюнявить себе свою доляху, из 666 гробовых серебрянников. Ты берешь календарик с Аней Лорак, секунду смотришь на очертание её трусов и начинаешь вычёркивать дни, когда блочок рекламодателя -- не появится в газэте следующих три месяца.

Ты жутко скупишься каждым вторником, держа пятничный выпуск на примете. Первым делом, ты вычеркиваешь праздники. Всё равно клиент забухает и ему будет не до проверок -- вышла его реклама, или нет? Потом, ты вычёркиваешь и предпразничные, в эти дни тоже особо не тянет на мысли о бизнесе.

Главное, в начале месяца -- поставить рекламу подряд хотя бы раза четыре, а дальше можно уже через раз. А там, и через два. Ну, и еще парочку невыходов на закуску, и вот -- из 666 гривен терпилы, из этого числа ненасытного до хруста зверя, ты ложишь себе в портмоне из линолеума почти двести гришиков. Это твой личный налог на неструганную недвижимость клиента, твоя доля, твой бонус к зарплате.
Так они и жили, спали врозь, а дети были...

* * *

Как я уже дал понять, работа была непыльная, коллеги веселыми, а график приближался к заочному. Главное, что мне была по душе эта работёнка. Впрочем, мне редко не нравились и остальные, нижележащие записи в моей трудовой книжице. Мне повезло понять ещё в отрочестве, один незыблемый канон бытия -- главное не победа, не итог, главное участие, сам процесс. Этот процесс должен тащить участника марафона, а не хоботить. Так что я просто научился играть роль, якобы мне нравится моя работа -- на любой должности своей зигзагообразной карьеры. А со временем, манера тащиться от любой своей работы, превратилась в привычку и мне стало ощутимо комфортнее нести бремя серпа и молота в массы.

И эта работа, барыгой виртуальных рекламных мощностей, была одной из моих самых любимых. Я был тогда молод и одинок дома-- аки Маколей Калкин с баяном, дерзок -- шо тот тархун во время землятрясения и глупо счастлив -- как Маша Захарова, при виде пакетика бесплатного шампуня-кондиционера в номере отеля.

И график толковый был у меня на той работе. Творческий и фридомовый. Согласно должностной инструкции -- я мог свободно быть ихтамнетом, время от времени. Когда, например, непреодолимо хотелось пивка, я просто собирал свои визитки в дерьмонтиновый портфельчик, ложил пластиковый "паркер" за ухо, торжественно объявлял шефу, что у меня встреча с заказчиком и отбывал в ближайший гандэлык неизвестного направления.

Сатанинское мобильное изобретение, в те далёкие времена, было по карману лишь топ-манагерам нефтяных корпораций Баш-на-башнефти, бригадирам рэксов на кубок мэра Киева и депутатам-верхорадам с круглым кумполом свыше. Так что я не рисковал услышать по дороге в Гидропарк -- суровый начальственный голос. С привычным сейчас, но от этого не менее тупым вопросом и тогда и сейчас, и вовеки веков: "ты где?"

Конечно, и тогда и сейчас, больше всего мне хотелось бы ответить на этот вопрос в рифму. Но в молодости у меня было мало денег, а девушки моей весовой категории были крайне меркантильными. Сейчас, конечно же, денег у меня немножэчко больше. Соответственно, девушки превратились в более альтруистичечких баб. А бабы, в отличии от девужек -- лояльны к маленькому хозяйству в лопатнике, но непримиримы к маленькому хозяйству, как таковому. Они сами несгибаемые, и требуют ответной несгибаемости в чреслах слегка симпатичной гориллы. И бабы, правы в своей задней мудрости. Шо толку в денгах, если рядом стоящий мужык вялый толераст?

Однако с тех пор и я стал несравненно опытнее и женатее. Я стал понимать, какой геморрой несут с собой так называемые отношения со слабым полом. Тут и подпол провалиться недолго, с таким слабым полом. Ибо женщина -- это эмоция и мозгом её не понять. Так что бывать в рифме предпочитаю пореже и как можно качественнее. Знаешь ли ты, что таит в себе женская любовь?..
Но я не об этом.

При всей привлекательности тогдашней работы, был существенный минус -- босс. Это был престарелый, местами рано полысевший от Чернобыля комсомолец, в несменяемом костюме с отливом. Мне он напоминал пионервожатого отряда "Че Бурашка", краснознаменного трудового лагеря несовершеннолетних первопроходцев им.Ильича. Приходилось мне окунаться в это коммуно-счастье. Даже посчастливилось оттоптать от звонка до звонка не один срок в лагерях, в своём трудносоветском детстве. Покидало меня по таёжным делянкам Ворзеля. Мастюху Виссарионыча над левым соском я не успел набить, но Аэрофлот на одностороннем запястьи всё же умудрился наколоть на этапе.

Купол буквы ÷А÷ с крылышками, появился на моей загорелой пятерне в королевскую ночь, с последующей утренней зарницей пуканов, среди спунов нашего отряда. А линейка в рекреации, с занесением строгого в личное дело каждого -- лишь укрепила мою первую школьную наколку в блатной синеве. В том смысле синевы, когда она является примером качественного досуга, при подходе к снаряду и одновременно становится жизненным крэдо.

Таким же тупорылым гандоном, вроде идейного вожатого пубертатной гипервозбудимости -- был и мой шеф. Комсомол, в фиолетовом виде многоразовой копирки, освоил Контрал Цэ-Контрал Вэ ещё в революцию. С тех пор он штамповал из республиканцев ШКИД -- юношей с волевым подбородком и пламенными ладонями, похлеще Адика Шекельгрубера. Люди под сорокет прекрасно помнят изломанную зигу юных пленинцев и до сих пор вздрагивают во сне, во время соло Марата Казея на доменном горне Нины Соснины.

Как известно, самый трудный день в молодости это понедельник. Так вот, именно в понедельник, сутреца, мой начальственный гандон -- завёл себе моду проводить среди подчиненных партсобрания. Мол, обратная связь с начальством, рац.предложения и прочая либерастская демократия. Но на деле, на этих собраниях все молчали около часа, пока насяйника-мана подводил итоги, клеймил тунеядцев и планировал пятилетку. В общем, обычная совковая муть -- бесполезная, как кацапья Госдура. Все молча терпели эту показушный и бесполезный геноцид, понедельник за понедельником. Терпел и я, как все.

Но однажды, в наш отдел спичечно-коробковой рекламы вошёл новенький. Совок в ту пору ещё не совсем канул в лету -- поэтому этот персонаж удивил всех. Во всех видимых, половых и не очень видимых органах лица -- у него было по пять-шесть пирсингов. А татуировки по информированности и граффити -- дополняли Малую советскую энцыклопедию.

Мне, как представителю гоп-культуры, этот патлатый сразу не понравился. Но, как позже оказалось, совершенно зря. Паренек был на редкость "свободным". Нет, он не был борцом за легалайс, хотя пыхтел, шо тот паровоз, летящий вперде. Не был он и идейным борцом за справедливость. Ему это всё было похуй.

Он вообще не был борцом, он был вне любой борьбы. Он был отдельно от любого вида деятельности обезьян. У него был свой, персональный песочник и он предпочитал, чтоб другие играли на его территории. При этом, он не пытался всюду выпятить свою внутреннюю свободу -- он просто так жил. Он не казался, он был. Он был похуистом, не то что бы плюющим в серую действительность, а просто незамечающим её. Он, реально, был ярким. Он был личность.

И именно он избавил нас, сирых и убогих, от опостылевших партсобраний по понедельникам. На первом же заседании, когда шеф разошёлся в нешуточном риторическом экстазе -- Боря, совершенно отчётливо и невинно пёрднул. Запало неловкое молчание, запахло жаренными коклетами. Боря извинился и как ни в чем не бывало, продолжил конспектировать рэчь босса в иллюстрациях. Покарать Борю за этот естественно-природный проступок, шеф не рискнул. Он понимал, в какой цирк превратится экзекуция. Поэтому шеф мудро и непокобелимо продолжал гнуть линию партеи. Но настроение было уже не то. Все давились от хохота, поглядывая то на покрасневшего босса, то на похуистического Борю. Короче, шеф закруглился на полчаса раньше и мы, под собственный ржач -- разошлись по рабочим местам.

Через неделю Боря повторил ход конем и влупил затяжной полушептун прямо в начале заседания. В аккурат между пафосом шефа по поводу плановых показателей продаж и выжигании калёным железом нечистых на руку манагеров.

Босс, конечно, рвал и метал, когда вонь предательской диффузией -- предстала пред его ясные ноздри. Под гомеричечкий хохот своей паствы, он разводил клешнями с отливом, шо больной, на миг даже -- потеряв нить красноречия, от подобной наглости в квадрате. Но уволить Боряна по статье -- "За пердёж на собрании", как обещал истеричным фальцетом, не рискнул. Это было бы нечто.

Ещё через неделю, шеф собрал нас со скорбным видом и сообщил, что понедельничных собраний больше не будет, а Борю переводят в макетчики. Шефу больше не хотелось, чтоб кто-то цинично напердел на его житейскую мудрость и седые виски. Он утерся, потому что понял -- Боре похуй и он снова пёрнет на собрании, в самый подходящий момент. Не дайбох, начальство посетит такой сэйшн.

Вот такая подводочка. А теперь поясню, к чему я напечатал эту всю кучу буквиц...

* * *

В чем главная фишка "русского мира"? Спроси об этом у любого фашиста, каждого бандеровца -- и услышишь гору последствий. Тогда как хочется понять первопричину.
Да: инфанта, нежелание принимать решения, патернализм и т.д. Тут всё верно, но почему? В чём цымес такого поведения обезьяны?

А цимесом является обычный страх. Страх -- как первейший из основных инстинктов. Русский, это прежде всего ссыкун. Прежде чем углyбиться в гласность, как говорил товарищ Горби, хотелось бы напомнить Хунте -- что именно мокшане породили Совок, а не наоборот. То бишь, "русскость" была фишкой финно-угров задолго до террора коллективизации и прочих судов-троек за пять колосков.

Русский проявляется впервые ещё во младенчестве человеческого детеныша. Ребёнок становится русским, когда страх превышает интерес. Как только ребёнок решает положиться на горький опыт, вместо прогрессивного исследования -- он на время становится русским. В этот момент он ненадолго переносится в дремучую старь.

Непарный Гена, который красным бугорочком выпячен у всех русских из жгута ДНК -- мгновенно переносит отрока к опыту болотных дидов. А опыт предков, постоянно сводился к одному единственному -- художественная лепка петухов из гавна, не прибегая к помощи рук. Прямо не отходя от кассы. Тем паче, что усугубилась лепка поимкой саблезубого ведмедя из его пещеры, для попросить прошения у Его Волосатости.

И это нормально для животного мира, одним из подвидов коего и являлись мокшане. Но аномально для человеческого мира более южных братских племён. Так как ребёнок является переходным звеном между зверем и человеком, ему такое бздо прощается. Дети более руководствуются инстинктом, чем разумом. Ребёнок уже не животное, но ещё не человек. Впрочем, как и взрослые русские.

Во всем мире, этот инстинкт самосохранения помогает дитю пережить опасности отрочества, дабы в будущем преодолеть страх и стать полноценным исследователем вселенной. Но только не в русском мире. У вепсов всё наоборот. Они ведают шкурой -- следопыт погибает первым. Род Сусаниных заглох задолго до того, как Андрію Тарасовичу помогали его ляхи, подсвечивая зелёнкой лазерного прицела -- высокое чело молодого запорожца. Чтоб старому сотнику было сподручнее рубить тупиковую ветвь суки, на которой он седел.

Так было испокон веков, так есть и так всегда было и в рассейских ебенях, и даже на манерных питерских масквах. Система, в которой нет места импровизации. Как известно любому человеку с парными хромосомами -- кацы чертовски духовны, поэтому не верят в чудо. В том месте где у других народов начинается чудасія, у кацов хуй недовырос.

На что расчитывает пацан, решивший прыгнуть с гаража южнее 37 параллели вечной мерзлоты? На то, что он особенный и что он де -- уж точно не сломает ногу, как остальные. На то, что он чудесный, уникальный. На то что он счастливчик и его точно пронесёт чудесным образом. И это приобретенный инстинкт человечества -- вот это чудо, у животных его нет. Так сказать, приобретённый рефлекс Арсения собаки Павлова.

Это приобретение, как и рвотный рефлекс -- позволяет людям избавиться от внутренней каки. Только вера в чудо чистит голову, а струганина кишку. Выкинув из башни сомнения, человек становится более сосредоточенным для решения боевой задачи. Движенья его во время операции -- становятся плавными и вдумчивыми, между операциями, во время холостого хода -- стремительными и короткими. КПД существенно возрастает и человек готов менять мир и двигаться вперёд, преодолевая барьеры, прогрессируя.

Везде так, во всем мире. Но только не в русском. В суровой челябинской кацапореальности, нет места для чуда. И если ребёнок с национальностью прыгает с мыслью уж я то точно круче всех прыгну, то русский отрок сигает иначе. Помолясь, он прыгает с мыслью вот и пиздец моим щупальцам. Он знает, что пушной зверёк подкрался незаметно, но всё равно обречённо ступит за поребрик обрывающейся плоскости.

Ибо до него все сломали ногу, даже Ванька внук ветерана Великой Победы над монгольским апартеидом. И что самое интересное -- ни один поломанный не отказался прыгать. Никому такая крамола даже в голову не пришла -- как это против общественности выпятиться? Это ж грех смертный, архиересь и позор какой-то, как говорил кожаный Швондер. Так почему подопытный кацап должен быть иным? Он -- как все! Все -- как он. Закон снежных джунглей. 86%-ное, выпуклое лобби толстолобиков.

Реально жаль, что русские испохабили слово пионер -- нихера они не пионеры. Они попка-дурак, повторюхи-мухи. Они всего лишь для бессмысленной имитации ранее увиденного. Впрочем, они много чудесных слов нивелировали. Особенно жалко порядком отдемпингованный "фашизм". Кто у кацов только не ходил в фашыстах, от соседки по бараку тёти Цили, до военного разведчика КакБэГэ, Константина Эрнст-Тельмана.

С упрямством бульдозера, достойного лучшего применения -- они обессмысливают целые понятия. Они наматывают логику суждений на гусеницу немецко-германского трактора, аки одноимённый, санкционный, дойче-фашистский же сыр. Из русского, в этом натюрморте из санкционных овощей -- только прокладка между педалькой вонючки и рулём. Ну, и дух русский, конечно же. Бок отец, бок сын и бок душ с водой. И во все стороны эти бока запороты.

Примечательно, в этой связи, что сыр этот, задушенный шариковыми перед лицом Зазеркалья -- нацисты братской Боруссии специально накатали из труднодоступных ароматных мест Третьего Рейха. Ибо реклама движитель барыжничества. Ещё примечательнее, что задушевно задушенный сыр, кацапами оплачен. Немцы свои филки заработали на этом Дор Блю, не поможет даже если из дедовского ППШ расстрелять этот кисло-молочный продукт творожковой крайней плоти.

Кацапам важно не содержание, а красивая обёртка, цветастый фантик нужен. Они аналогоу-визуалы, а не какие-нибудь виртуало-конструкторы. Из поделок, они могут АКМ срисовать у тех же немцев, и исполнить его в массиве берёзы, при помощи коры своего верховного вождемозга. Или слепить голосистую домашнюю птицу из её же продуктов жизнедеятельности. Ещё, кацапы обожают рубить сосули -- чтоб охладеть православным пылом через сосание. Особенно любят охлаждаться, если сосуля из говна. Тогда сосут её всем бараком, согласно жывой очереди. У кого ипотека, сосёт на пять минут дольше. А если вам, к примеру, в космос нужно, то это к укропам Королёву и Глушко, или к фашисту фон Коричневому.

Именно для вождевитых индейцев, гейропейчики и придумывали все эти кросивые названия, на модном нерусском языке с гасконским прононсом: Дор Блю на кристально чистой Блю Воте, бережно отобранный из-под шкурки распятых без ГМО, потомков белоэмигрантов.

Просто сыр кацап не купит, духовность не позволяет. Непременно нужно, чтоб была какая-то дворянская замануха с голубыми гомоглобинами. Иначе колхознику скучно грызть на убогом Пошехонском -- пеницилиновую плесень.

Русский, это не высовываться из толпы. Это стадный инстинкт зебр -- авось лев задерёт соседку, а не меня. Русскость -- камуфляж среди камуфлированных. Это на Бонбасе Прилепин в пикселе, как в своей тарелке. Когда Захар на Москве -- он предпочитает гражданскую кохту. Ибо он русский, а не биндэровский Берёза, или Гришин. Он -- чтоб не отличаться, чтоб слиться с окружающей средой. Он типичный эрзя.

Посмотрите хроники начала конфликта. Моторылы, захарченки да и другие стрелковы -- не бегали по луганскам в балаклавах, как это делали фашисты Майдана. Они растворялись в толпе антимайдана, напялив на головки "петушки" и заправив ватник в лапти. Они были тогда -- как все. И сейчас, как все.

Позже, в 15-16 годах, русские ехали в опочление вслед фсбшным штирлицам, сафарить на хохлов -- не только заработать. Первопричиной было то, что все едут. А русский везде туда, куда все. Вовик лишь мастерски исполнил иллюзию ВСЕ. Вовик качнул северных оленей -- в ту сторону и отара побежала. А я чё? А я как все. Все бежали и я побежал. И реально ж, все бегут -- и белёсые василии и чернявые алибабаевичи. И что характерно -- и те и эти русские.

Русские -- они как косяк сельди Иваси, а вождь их -- как барракуда. У них испокон веков сакральная скрепа, всем косяком хлебало отворачивать от барракуды, синхронно и быстро. Иногда, это даже красиво, иногда смешно. Понятно, что не все ломанулись на Донбасс. Но те кто остались, сидят на скамейке у баскетбольной площадки и исподволь дёргают руками, ногами и ебалом -- незамечая, что повторяют пробежки, броски и защитные блоки играющих. Инстинкт.

Зашла барракуда с востока, русские всей толпой на запад ломанулись, на Бонбас. Зашла с севера -- иваси на Сирию развернулись. Русские -- коллективный разум. Рой, отсюда и Роисся. Они роятся. Зайдут барракуды со всех сторон, русские в себя уйдут, начнут пожирать рядом роящихся. И этот маневр всё ближе, с каждым днём. Они это прекрасно понимают, так как диды не раз уже тренировали этот рывок назад к светлому будущему.

Русские готовятся к дню Ч, остря заточки и наблюдая -- кто из соседей послабше, в какую сторону выгоднее и безопаснее уходить в себя, и что легче всего намародёрить при уходе. Желательно из бакинских и рыжья, но сгодится и телевизор, или шыкарная супница унитаза.

Русский мир -- это утопия. Это регрессивная, животная модель поведения человека. Это ретроградство и мракобесие. Это антиэволюционный процесс.

Пс: поэтому, укропчики мои дорогие, не бойтесь отличаться. Более того, старайтесь быть как не все. При любом подвернувшемся раскладе -- старайтесь пёрднуть в толпе. Особенно, если пёрднуть хочется от страха, поверьте, бояться перехочется и захочется захохотать. А как все, будьте только тогда, когда иначе нельзя, когда край. Иначе привыкнете быть русским и придётся натягивать яйцо между глаз.

Мир не может быть "русским" по умолчанию. Мир -- это, априори, разнообразие и именно в бесконечности образов его будущее, в которое устремилось кацапьё, по дороге назад.




Tags: сатира
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Горішні букви -- соціопатія, крайній ніґілізм та декаданс

    Трамп пам пара рара рамп. Трамп пам руру туру рам. Трумп пум пуру туру там. Трамп пам пара рара рамп

  • э, митинг

    Раньше уже бывало и такое и такому подобное. Бывало даже, шо корова в космоЗоо летала, в гордом звании -- склис на выпасе. Вспоминаю тот час, как сей…

  • кукарача

    Один знімає роліка про те шо він не лох, а пасажирське мачо Другий з-під купола знімає шлюх, пока жена з дєтьмі на дачє Хтось зі своїх колег на…

promo kym_garbyz march 20, 2017 18:49 1
Buy for 10 tokens
Перед вами мой бывший коллега. Думал, в начале имя и хвомилию толерантно скрыть, но потом решил -- да пошёл он н​***й, довбойб этот. Дотолерастились итак до ручки. С этим дэганом я трудился некоторое время. ООО "Тепломережпостач" -- производитель изолированных магистральных сетей. Брали в Пайпе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments